seo

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » seo » раскрутка сайта


раскрутка сайта

раскрутка сайта

Выше я уже упоминал Капустин Яр, ракетный полигон и космодром. Начало полигону было положено в 1947 году, когда управление СССР совсем уяснило, что германским конструкторам во время борьбы получилось сотворить орудие, не имеющее аналогов в мире. И основное, что оно попало в руки американцев. Если лучшие боевые образцы наших пороховых реактивных снарядов для систем залпового огня катюша М-13ДД имели дальность полета 12 км, то ФАУ-2 покрывала отдаление в 300 км. Добавим, что русский быстрый снаряд М-31 имел головную дробь массой только 13 кг, в то время как ФАУ-2 несла головную дробь весом 1000 кг. Темпы строительства и оборудования полигона поражают. 7 июля 1947 года СМ СССР и ЦК ВКП( б) приняли заключение о строительстве полигона Капустин Яр. Первые офицеры прибыли туда, в 100 км южнее Сталинграда, 20 августа. На третий день начали стройку бетонного щита для огневых испытаний движков ракет. В сентябре из Германии пришли спецпоезда с оборудованием. К 1 октября выстроили стартовую площадку с техническими позициями, монтажные корпуса, шоссе и металлическую путь, объединяющую полигон с ключевой магистралью на Сталинград. 1 октября доложили в Москву о совершенной готовности полигона для проведения пусков ракет, 14 октября ракеты прибыли, и 18 октября проведен первый старт баллистической ракеты в СССР. С 18 октября по 13 ноября была произведена целая серия пусков из одиннадцати ракет. Июнь 1951 года – серия пусков ракет с собаками на борту. смотреть сериал раскруткав hd качестве скачать раскрутку сервера кс скачать раскрутка сервера кс 1.6 раскрутка сериалв hd программа раскрутка сервера cs купоны раскрутка программадля раскрутки сервера cs 1.6 раскрутка сайта саратов раскрутка сообщенийв вк раскрутка кандидата 4 буквы Наша семья прибыла туда чрез 4 года, в 1955-м. В том же 1955-м из Кап-Яра отпочковался космодром в Тюратаме, более узнаваемый под заглавием " Байконур ". Через год, в 1956-м, на полигоне было проведено проверка ракетно-ядерного орудия. Из Кап-Яра в марте 1962 года ушел спутник " Космос-1 ", а потом и все следующие " Космосы ", числом наиболее тыщи. В Кап-Яр нередко приезжал полковник ГРУ Пеньковский, и когда его заключили( а позже расстреляли за шпионаж в выгоду США), нам всем меняли пробела. К нам в Кап-Яр приезжал Н. С. Хрущев, тогда Предсовмина СССР и Первый секретарь ЦК КПСС, и я стоял в группе зевак у входа в Дом офицеров, чтоб на него поглядеть, когда он выйдет. К моему разочарованию, он совсем не направил интереса на массу и даже не взмахнул приветственно рукою. Полностью проигнорировал. Над Кап-Яром 1 мая 1960 года был найден самолет-разведчик У-2, пилотируемый Фрэнсисом Гари Пауэрсом, который потом " водили " до Свердловска, где и сбили, вызвав следующий большой конфуз правительства США. Капустин Яр было " маскировочное " заглавие полигона, так как прямо за боевым городком, или десятой площадкой, находилось совсем захолустное деревня под этим заглавием. По местной легенде, это деревня получило родное заглавие по имени атамана Капустина, таккак в нем сначала жили семьи разбойничавших на Волге ватаг. А словечко " яр " вышло от соседнего оврага, в котором по той же легенде грабители, они же " злые люди ", скрывались и разделяли добычу. Тогда же или позднее этот овраг стали именовать опорой Смыслина, также по имени 1-го из функциональных " злых людей ". Собственно, полигон и начался из данной балки, в которой возвели первый щит огневых испытаний военных ракет. Балка Смыслина В Кап-Яре, боевом городке за колючей проволокой, который втомжедухе именовался Москва-400( для наружной переписки) и десятой площадкой( для собственных), я прожил 10 лет, окончил там школу № 231( расширение нумерации школ Москвы), работал на третьей площадке в КФЛ( в/ ч 74322) и оттуда поступил в МГУ. Мой отец, Алексей Иванович Клёсов, в те эпохи был боевым комендантом станции Капустин Яр. На данной станции и я случался достаточно нередко, следя ее постепенное перевоплощение в крупнейший боевой узел, чрез который постоянным потоком шла техника. Довольно обыкновенной картиной на вечернем или утреннем небосклоне Капустина Яра были звездочки, плавно приближающиеся друг к другу и сходящиеся в одну, за чем следовала выходка. Это не рождались новейшие или сверхновые звезды, это шли тесты и пуски ракет. Слова " Капустин Яр " в 1950—1960-х годах мы не произносили, когда находились за пределами полигона. Это было табу. Признаюсь, что до сравнительно последнего времени, годов до 1980-х, я физиологически не мог произнести эти слова при сторонних. При попытке произнести эти слова не выговаривались. Работал психический блок. В середине 1980-х, после завершения моего девятилетнего невыезда из страны, приехав в США по научному размену и появившись в national research council в Вашингтоне, я увидел в принимавшем меня кабинете на стене карту Советского Союза. По выработанной с детства привычке я тут же автоматом перевел глаза чуток южнее Волгограда, и увидел на карте, на знакомом до боли месте, красноватый силуэт ракеты. Рядом надпись – kapustin yar. Еще прошлое. Во 2-ой половине 1970-х годов мы с папой, который к тому времени покинул Капустин Яр, ушел в отставку и жил в Сочи( а дослуживал он боевым комендантом станции Сочи, куда его сориентировали из Кап-Яра по фактору приобретенной в пыльных степях беспощадной астмы и в признательность за первые места, какие его комендатура непрерывно держала по Приволжскому боеву округу), сидели у меня в Москве и глядели телек. Жить папе оставалось, увы, только некотороеколичество лет, о чем мы тогда и не подозревали. Астма сделала родное дело. Умер он в 59 лет, в самолете, когда аэроплан набрал высоту и влияние в салоне упало. Так вот, по телеку передавали маленький южноамериканский документальный кинофильм о неправильной военной тревоге в Центре управления баллистическими ракетами США. Центр, как помнится, получил не подтвердившееся скоро известие о запуске русских межконтинентальных ракет в сторону США. На экране было следовательно, как забé гали люди в центре, как одновременно заработали операторы на контрольном пт и на центральном табло возникла надпись. Почти для всех телезрителей эта надпись наверное ничто не разговаривала, как она точно ничто не разговаривала для тружеников и режиссеров данной передачи. Мало ли какая абракадабра может показаться на табло в южноамериканском центре… Команда какая или шифровка. Нам с папой эта надпись разговаривала чрезвычайно немало. Там большими знаками светилось: kapustin yar. Это была мишень номер один. Мы с папой переглянулись и сразу сказали кое-что вроде такого, что отлично, что нас там уже нет. Не чрезвычайно комфортно существовать в цели номер один. В середине 1960-х особенный отдел Кап-Яра сотрясло. Вышла книжка Артура Кларка " Лунная пыль ", у нас, в Союзе, на российском языке, перевод. Вотан из рассказов начинался так( привожу по памяти): после пуска искусственного спутника Земли эксперты поехали из Капустина Яра торжествовать в Сталинград, отстоящий на 100 км. Представляете? Откуда было редакторам и корректорам знать… Понятно, что особенный отдел не тревожило, что о Кап-Яре знают в США. Конечно, знают. Главное, чтоб не знали свои же граждане. Советский парадокс… Тогда, несомненно, я и доставить себе не мог, что чрез четверть века Артур Кларк и я станем членами одной и той же академии, а поточнее, Всемирной академии наук и искусств. И когда позднее я глядел нашумевший кинофильм Кларка " Космическая приключения – 2001 "( кинофильм получился в 1969 году, я глядел его на Московском кинофестивале в начале 1970-х), также доставить себе не мог… 15. Что такое специфичность ферментативного катализа Итак, на другом курсе хим факультета я принял заключение " идти на ферменты ". Говоря языком наиболее формальным, я избрал квалификацию в области ферментативного катализа. Несколько слов о ферментах. В переводе на российский язык с устаревшего интернационального комплемент – это закваска. Ферментация – это брожение. Это не то, что я избрал. Я избрал то, что по-немецки именуется " комплемент ", а по-английски – " энзим ". На российском, как нередко случается, выходит смесь. Ферменты – это катализаторы био происхождения, но дисциплина о них именуется энзимология. В нашем организме, как и в всех живых микроорганизмах, растениях и животных, развсекунду проистекают тыщи и тыщи хим реакций. Сами по себе, вне организма, эти реакции очень медлительные. Для неких требуются годы, для неких – 10-ки или сотки лет. Для неких даже тыщи лет. Более такого, совершенно не непременно, что за эти годы реакция сходит в одном, " подходящем " направленности. Любая сравнительно непростая молекула может испытывать 10-ки самых различных хим превращений. Короче, будучи предоставленным самому себе, хотькакой организм пошел бы в хим отношении " вразнос ", неконтролируемо, руководствуясь лишь одним данным курсом – всеобщим повышением энтропии. Этому мешают ферменты. Ферменты – это био катализаторы. Собственно, это катализаторы полностью хим, но помещенные в определенные условия живого организма. Ферменты – это, как правило, белки. Я обязан непрерывно приговаривать " как правило ", специальность обязует. Потому что роль ферментов имеютвсешансы времяотвремени делать, кпримеру, фрагменты рибонуклеиновой кислоты. За изобретение этого факта Томас Сек получил в 1989 году Нобелевскую премию. Иногда ферменты включают в собственный состав ионы металлов, времяотвремени – углеводы, времяотвремени – органические молекулы небелковой природы, именуемые коферментами. Но в всяком случае комплемент – это ускоритель конкретных хим реакций. Или биохимических реакций, таккак стиль, как правило, идет о реакциях в активный природе. Здесь снова " как правило ", таккак ферменты разрешено одурачить, сунуть им органическую молекулу, которой отродясь не было ни в каком организме, но которая владеет обычный для фермента комплект хим групп. И комплемент обычно разорвет или, против, сформирует хим связи в обычном ему месте. Это качество фермента именуется специфичностью. Любой комплемент характеризуется определенной специфичностью. Например, ежели специфичность фермента диктует ему порвать хим ассоциация меж 2-мя метиленовыми группами( Сh2—ch2), то он, комплемент, сделает это и в полиэтилене( —ch2—ch2—ch2—ch2—), желая полиэтилена в живых системах никогда не наблюдалось. Иначе разговаривая, два главных характеристики ферментов – это энергичность и специфичность. Активность – это дееспособность торопить определенные реакции, а специфичность – это дееспособность торопить определенные реакции. Почему хим реакции, будучи предоставленными самим себе, нередко протекают чрезвычайно медлительно? Потому что или они даны самим себе в неподходящих критериях( не та кислотность раствора, не та температура, не та сосредоточение солей), или очень редкостны физиологические столкновения меж подходящими молекулами, без которых реакция не сходит. Например, для реакции окисления нужен кислород, и ежели кислорода кругом нет, то нет и окисления. Например в вакууме. Или в бескислородной среде. Или в растворителе, в котором кислород принципиально не растворяется. Или ежели высок так именуемый " энергетический препятствие " реакции. Молекулы сталкиваются, но держава удара недостаточна, чтоб они вошли " в клинч ". Или сталкиваются не под тем углом. Для неких реакций не необходимо и столкновения молекул, молекула хозяйка по себе может распасться на фрагменты, ежели ее " подергивания "( как правило, задаваемые температурой) превосходят пороговую амплитуду. Но ежели температура мала, дергайся не дергайся, а на подходящую амплитуду не хватает. Можно и тыщи лет дергаться без нималейшего итога. Ферменты работают иначе. Принцип работы ферментов – не воля, а диктатура. Каждый комплемент владеет так именуемый функциональный центр, который состоит из " ложа " для молекул превращаемого вещества и нападающих групп, какие " щелкают " по необходимым образом направленной в " кровать " молекуле. Если угодно, функциональный центр фермента представляет собой комбинацию дыбы и гильотины. ныне ясно, отчего о воле тут нет и речи. Такое приспособление фермента дозволяет обойти все те предпосылки сдерживания реакций, о которых я заявлял абзацем больше. Кислотность в месте реакции предоставляет сам комплемент( подавая или отнимая протон в подходящем месте), телесное стычка гарантирует сам( дыба плюс гильотина), кислород подает сам или употребляет для этого запасные коферменты, он же понижает энергетический препятствие реакции, таккак " держава удара " задана самой системой функционального центра фермента. Нужный угол столкновения с превращаемым веществом задает сам, как и критическое " содрогание " субстрата( это превращаемое существо). Да еще какое " содрогание " – про дыбу помните? Там не элементарно содрогание, там естественное распятие вместе с той же гильотиной. Все это, совместно взятое, приводит к ускорению ферментативных реакций по сравнению с " предоставленными самим себе " в миллионы, а времяотвремени и в млрд раз. Понять, как это проистекает, обрисовать, какие процессы вовлечены в процесс ферментативного катализа, и в результате смоделировать эти процессы опытно – этим занимается дисциплина энзимология. Вот отчего наша кафедра на химфаке МГУ называлась кафедрой хим энзимологии. По тому времени, для середины 1970-х годов, это было неортодоксальное заглавие. Оно подчеркивало, что занимаются этим химики, конкретно с точки зрения химии, а не, скажем, биологии или арифметики. Этим же занимаются спецы в области ферментативного катализа. Ферментативная кинетика – это отображение действий в определениях скоростей и устройств реакций, катализируемых ферментами. Это всё и была моя профессия, которую я избрал на другом курсе химфака. Но я избрал некотороеколичество иной нюанс хим энзимологии. Который имел дело не с самими скоростями ферментативных реакций, а со специфичностью ферментативного катализа. Со скоростями и ускорениями деяния ферментов ко времени моего появления в данной области науки в целом разобрались. А вот отчего ферменты так чувствительны к строению субстратов, какие они превращают, было почему-то. Приведу образчик. Если брать, скажем, метанол( Сh3oh) и его окислить кислородом( в формальдегид), то прыть окисления станет одинакова определенной величине, зависящей от критерий реакции( температуры и концентрации реагентов в первую очередность). Если увеличить длину молекулы до этанола( Сh3—ch2oh), то прыть окисления( в ацетальдегид) не станет шибко различаться. Она мало свалится. Если поочередно хватать пропанол( ch3—ch2—ch2oh), бутанол( Сh3—ch2—ch2—choh), пентанол, или амиловый спирт( Сh3—ch2—ch2—Сh2—cНОН), гексанол( Сh3—ch2—ch2– ch2—ch2—ch2ОН) и так дальше, вплоть, скажем, до деканола( Сh3—ch2– ch2—Сh2—ch2—ch2—ch2—ch2—ch2—ch2ОН), то прыть окисления всех данных молекул станет приблизительно схожей. Ситуация станет совсем иной, ежели окисление данных молекул жить ферментами. С удлинением цепи на каждую метиленовую группу( СН2) прыть ферментативной реакции станет вырастать приблизительно в 10 раз. Иначе разговаривая, прыть окисления деканола станет в млрд раз больше, чем прыть окисления метанола. В этом и выражается специфичность ферментативного катализа. В предоставленном случае – субстратная специфичность. Зависимость скорости ферментативной реакции от хим структуры субстрата. Разработка теории, объясняющей эти и такие закономерности ферментативного катализа, и была сутью моей докторской диссертации, защищенной в 1977 году. Она называлась " Кинетико-термодинамические базы субстратной специфичности ферментативного катализа ". На разработку данной теории ушло приблизительно 9 лет начиная с моей дипломной работы, в которой описывались взгляды субстратной специфичности 2-ух ферментов – трипсина и химотрипсина. В моей кандидатской диссертации, чрез два с половиной года после охраны дипломной работы, описывалось в принципе то же наиболее, лишь на наиболее обильном экспериментальном материале. Как я позже подсчитал, разбирая собственный лабораторный журнал, вся моя кандидатская диссертация базировалась на опытах, какие я провел в движение только 2-ух недель. Все прочее – предварительные эксперименты и неудавшиеся опыты. Но фишка в том, что заблаговременно нереально ведать, что выйдет и что не выйдет. Знать бы прикуп… К докторской диссертации в моем осмыслении принципов субстратной специфичности произошел высококачественный прыжок. Помимо трипсина и химотрипсина я разглядывал еще десятка два остальных ферментов. Они катализировали совсем остальные реакции – гидролиза, переэтерификации, окисления. Причем катализировали перевоплощения мономеров, олигомеров и полимеров. Как это все свести в одну концепцию? Должен же быть некий совместный принцип… И он нашелся. Я стал разбирать ферментативные реакции не химически, а физиологически, отвлекаясь от типа самих реакций. Я стал основывать энерго профили ферментативных реакций. И это позволило " вместить " все два десятка ферментов вместе с сериями их субстратов в одну картину. Этот подъезд и описан в главном томе моего двухтомника " Ферментативный катализ ", вышедшего в 1980 году и упомянутого больше. За это, в частности, мне и была присуждена Государственная премия СССР 4 года спустя. Можно было в узнаваемых традициях академической науки возобновлять упражнять эту нишу всю оставшуюся жизнь. Это давало бы гарантированное пространство в науке, гарантированные доклады на конференциях, симпозиумах и научных конгрессах, гарантированную научную школу, обещанных воспитанников и все остальные гарантированные атрибуты академического толка. К моей теории привязаться было, в общем-то, невозможно. Олесь Михайлович Полторак, доктор хим факультета МГУ, который был моим оппонентом на докторской диссертации и за которым ходила известность не лишь умнейшего и образованнейшего человека, но и совсем въедливого оценка, от которого пощады ожидать не приходится, признался мне перед охраной, что ни к чему не может привязаться. " У вас, – заявлял, – диссертация, как шар, не за что уязвить. Все так уложено и подогнано, что элементарно гроза для оппонента ". Но меня после охраны понесло на остальные темы: поначалу ферментативный синтез лекарств, о чем уже больше писал, позже ферментативный гидролиз целлюлозы. Об этом еще поведаю. Это была моя возлюбленная содержание. Как вспомню, даже вданныймомент, немало лет спустя, впадаю в кротость, нежность и сентиментальность. Это – верхушка бытия научным сотрудником в отношении предмета собственных научных изучений. 16. Рецепт для юношей( и женщин), желающих отстоять докторскую диссертацию Много раз я слышал вопрос: а как вам получилось в 30 лет начинать медиком наук? Прямо вот так: раз – и всё? Ведь традиционно написание докторской диссертации – это труд большого численности людей на протяжении продолжительного времени. Поэтому нередко докторские оберегают в пятидесяти-, а то и в шестидесятилетнем возрасте. Сорокалетние док тора – это уже отдельный продукт. А тут – в тридцать… Я, правдиво разговаривая, не знаю, как на такие вопросы ответствовать непосредственно. Ведь определенный протест – это собственного рода рецепт. Освоил его – и просьба, защищай также в 30. Я попробую ответствовать вроде как концептуально. Сначала – банальность: нужно вправду немало действовать. Ведь элементарно запастись опытный материал, а это сотки и тыщи опытов, ежели произносить о натуральных науках – физике, химии, биологии, – нужно время. Я традиционно работал в лаборатории и по выходным, и нередко и днями и ночами. В этом отношении, да и во всех других также, я безгранично благодарен моей супруге Гале. Мы совместно учились на химфаке МГУ не лишь на одном курсе, но и в одной группе, в один год поженились( что логично, таккак это было обоюдно), в один год защитили кандидатские диссертации, лишь я оберегал в МГУ, а она – в Московском физико-техническом ВУЗе, МФТИ, или Физтехе. Она мастерски понимала, что такое научная служба, и помогала мне, как могла. Она рисовала для меня диссертационные плакаты, брала на себя каждые организационные хлопоты, и основное – отпускала без протестов меня на работу в хотькакое время дняиночи, хозяйка занимаясь детьми. Я нескончаемо должен ей за помощь, и мой долг ей безграничен и невыполним, желая я и стараюсь снабдить ей безбедную жизнь в качестве хоть некий компенсации за наши с ней тяжелые юные годы. Это – самый-самый основной причина успеха моих ранних оборон. Еще одна банальность, которую разрешено сконструировать как целеустремленность. Но я вкладываю в это совсем установленный значение. Надо верно изображать, каковой ожидаемый результат планируемой научной работы. В каком облике итоги работы вольются в информационные научные потоки, – а конкретно в этом значение научной деятельности. Если мишень работы – кое-что элементарно " поизучать ", то с неплохой вероятностью это станет пустая растрата времени и итоги работы будут " не пришей кобыле хвост ". Приведу образчик. На одном из научных симпозиумов немало лет обратно я прочел отчет о целлюлазах – ферментах, превращающих целлюлозу в глюкозу. Целлюлоза – это длинные цепи молекул глюкозы, связанных друг с ином по типу " башка к хвосту ". Эти цепи уложены в упорядоченные " пакеты ", что в результате приводит к образованию целлюлозных волокон. Поскольку конструкция целлюлозы упорядочена, целлюлоза состоит из кристаллов. Она так густо упакована, что на нее действуют далековато не все концентрированные кислоты. Соляная кислота, кпримеру, не действует. Просто не просачивается внутрь кристаллических " пакетов ". А ферменты-целлюлазы целлюлозу разрушают. Так проистекает водоворот целлюлозы в природе, подругому мы упавшими деревьями были бы завалены до неба. Эти ферменты я учил. Так вот, поведал я в собственном докладе о целлюлазах, о том, что мы их приобретаем в очищенном облике и исследуем нрав их деяния, чтоб взятьвтолк, как они нападают целлюлозу, и попробовать использовать эти взгляды на практике, чтоб создать биотехнологию целлюлозы. После завершения доклада идет ко мне слушатель и узнает: – А пытались ли вы найти ступень спиральности целлюлаз как белков? – Нет, – произношу, – не пытались и не собираемся, желая знаем, как это разрешено делать. По дисперсии оптического вращения. Но желания нет. – Почему же? – он узнает. – Ведь это, можетбыть, никто в мире не делал. – Не можетбыть, а буквально никто не делал, – произношу я. – Я за литературой по целлюлазам пристально смотрю и не пропустил бы. – Ну так сделайте, – произносит он, – и будете первыми. Опубликуете статью. – И что это нам даст? – узнаю. – Ровным счетом ничто. Ну, кпримеру, найдем мы, что ступень спиральности такой-то целлюлазы, предположим, 23 %. Скажет это нам кое-что о механизме деяния целлюлаз? Нет. Поможет это нам в разработке технологического процесса гидролиза целлюлозы? Опять-таки нет. Видите, ни для базовых вопросов, ни для прикладных эта информация ничто не даст. Вот ежели бы мы умышленно занимались спиральностью белков и ферментов, то эти данные, можетбыть, и были бы могутбытьполезны для обобщений в предоставленной области. А мы этим не увлечены. Поэтому они для нас напрасны. – Вы не осознаете, – он произносит. – Ведь это же в мире никто не делал! В значении не измерял ступень спиральности целлюлаз. Неужели не любопытно? – Нет, – произношу ему. Так и разошлись, к его огорчению и непониманию. К чему это я? А к тому, что получаемые " научные данные " в большом большинстве случаев не имеют дела ни к базовой, ни к практический областям науки. Так, шатаются вцентре. Потому что учить разрешено что угодно. Например, толочь воду в ступе. Только это по-научному назовут " Проблемы повышения дисперсности оксида двухатомного водорода механическим методом ". Или воздействие лунного света на рельсы. Только это назовут " Влияние рассеянного немонохроматического излучения в спектре длин волн 420–760 нм низкой интенсивности( части люкса) на характеристики высокоуглеродистой стали марки 76Т и 76Ф ". Еще добавят: " с вхождением углерода 0. 71—0. 84 % ". Но на признание научной общественности разрешено вособенности не полагать. смотреть сериал раскрутка в hd качестве скачать раскрутку сервера кс скачать раскрутка сервера кс 1.6 раскрутка сериал в hd программа раскрутка сервера cs купоны раскрутка программа для раскрутки сервера cs 1.6 раскрутка сайта саратов раскрутка сообщений в вк раскрутка кандидата 4 буквы Вы будете смеяться, но нетакдавно я натолкнулся на статью в ПЖТФ( " Письма в журнал технической физики "), том 24( 1998), выпуск 23, с. 9 под заглавием " Дальнодействующее воздействие слабого фотонного облучения( с длиной волны 0. 95 mu м) на механические характеристики металлов "( Д. И. Тетельбаум, А. А. Трофимов, А. Ю. Азов, Е. В. Курильчик и Е. Е. Доценко, Научно-исследовательский физико-технический ВУЗ Нижегородского муниципального института им. Н. И. Лобачевского). Возвращаясь к исходной идеи, поделюсь, что я постоянно – подсознательно или осмысленно – избирал те направленности научной работы или проводимые опыты, какие верно ориентированы на заключение или базовых, или прикладных качеств установленных вопросов. Если базовых, это дозволяет в результате сконструировать непознанные закономерности строения или поведения хим или био веществ. Это в моей области науки. Если прикладных, это дозволяет в результате рекомендовать существо, технологию или установка для практического внедрения. При этом нужно, несомненно, ведать, внедрения где, в каком облике и кто это купит. Если главных слов типа " закономерности строения или поведения ", или " практическое использование ", или, вконцеконцов, " кто за это захотит уплатить средства "( как главный аспект практический разработки) нет, то это, несомненно, может быть увлекательным, но иным, не мне. Чтобы не быть голословным, приведу области собственных научных и прикладных интересов в приблизительно хронологическом порядке( поэтому что некие направленности пересекались во времени): • творение общей теории субстратной специфичности ферментативного катализа, • ферментативный синтез лекарств, • иммобилизованные ферменты, • ферментативный гидролиз целлюлозы, • ангиогенез раковой опухоли( исследование белка, серьезного за кровоснабжение раковой опухоли), • биохимия алкоголизма( разработка медикаменты, свободно нейтрализующего желание глотать спиртное), • творение новейшего противоракового продукта, • экономически действенное внедрение отходов картонной индустрии( размер – 10 миллионов тонн лишь в Северной Америке; приблизительно столько же в Европе), • разработка новейших композиционных материалов на базе полимеров, целлюлозного волокна и минералов, • творение новейшего медикаменты для исцеления фиброзов печени, • творение новейшего медикаменты для предотвращения поражения слизистой оболочки рта при химиотерапии, • галектины – сенсоры организма, включающие или выключающие воспалительные патологии человека( рак, фиброзы, артриты), • ДНК-генеалогия – разработка методик определения пор исторических событий по картине мутаций и скоростям мутаций в y-хромосоме соучастников событий и их отпрысков. В мою докторскую диссертацию вошел лишь первый пункт из перечисленных больше. Кстати, по всем этим темам я опубликовал наиболее трехсот статей в научных журналах и десяток книжек, из крайних( за крайние три года) – по композиционным материалам, по галектинам и по лекарствам на базе углеводов. Не полагая бесчисленного численности тезисов докладов на конференциях. Из данных статей, вообщем, лишь мало считаю вправду стоящими в научном значении, желая фактически любая статья выстрадана. Каждую продолжительно вынашиваешь, позже она проталкивается, роды, как правило, достаточно нездоровые, желая и скорые, статью в процессе написания нянчишь, холишь, юстируешь тут и там, покуда она не зазвучит камертоном с моим своим чувством, не попадет в резонанс со мной всеми своими долями и положениями. Итак, нравственная помощь членов семьи, трудоспособность, целеустремленность, служба на итог, обрубание лишнего в собственной научной работе, или, подругому разговаривая, высочайшая производительность изучений, – вот что разрешено советовать научному сотруднику для действенной работы и ранней охраны докторской диссертации. Всё? Нет, не всё. Еще нужно публичное мировоззрение о том, что " плод созрел ". Это очень принципиально. Как короля делает окружение, так и доктора наук делает свита. Ученый комитет постановляет вопрос о присуждении ученой ступени секретным голосованием. Если для кандидата наук нужно только только войти определенные формальные процедуры, стройно прочесть диссертационный отчет и худо-бедно ответствовать на вопросы аудитории, прочее – привычка, то для док тора наук дело этим не ограничивается. Для него необходимо признание общественностью соответствия " докторскому уровню ". Для меня " вырабатывание " готовилось тем, что я главным на курсе из трехсот человек защитил кандидатскую диссертацию, написал научно-популярную книгу о ферментах, написал и издал – за год до охраны докторской – приличный учебник для студентов и аспирантов по главному профилю кафедры( который и вданныймомент, 30 с бесполезным лет спустя, все еще продолжает сохраниться для них главным учебником) и провел год на научной стажировке в США, в Гарвардском институте. Это все владеет значение прибавить к " рецепту кандидата в доктора наук ", отчасти сформулированному больше. Тем не наименее, возвратившись из США и постановив составить докторскую диссертацию, – а было мне тогда 28 лет, – я сообщением об этом поверг в некий шок нашего управляющего кафедрой и моего научного управляющего, декана хим факультета МГУ, члена-корреспондента АН СССР Илью Васильевича Березина. Поверг не тем, что он считал меня недостойным. А тем, что И. В. Березин отлично знал критерии забавы, и я по этим правилам шел по краю. Получить обойму " темных шаров " при голосовании ученого совета декан не мог позволить ни мне, ни тем наиболее себе. В протест на мое известие о намерении начать к написанию докторской диссертации Березин крякнул и произнес: " Надо приготовлять публичное мировоззрение ". А это означает, в частности и в индивидуальности, – научные доклады, выступления на экспертов советах, конкурсах научных работ факультета и института, удвоенные и утроенные выступления в качестве рецензента кандидатских диссертаций – то, что позже стали именовать " публичность ". Помимо этого в " копилку для докторской " я добавил и первое пространство на конкурсе научных работ МГУ, то, что практически автоматом влекло за собой вынесение на премию Ленинского комсомола. Ее я также получил, но уже после охраны докторской диссертации. Как следовательно, рецепт для юного кандидата в доктора, он же " парень, обдумывающий жизнь ", выходит достаточно широкий. Я уже не берусь его собрать, вособенности в коротком и точном облике. Все одинаково при голосовании в ученом совете факультета у меня оказался один " темный шар " из наиболее чем 20 голосующих. Так что публичное мировоззрение все-же было готово не вполне. Кстати, " темный шар " – это элементарно принятая фигура речи. Никто шары не кидает, все опускают в урну бумажные бюллетени. Давно прошли те эпохи, когда вправду кидали белоснежные и темные шары. А представление осталось. смотреть сериал раскрутка в hd качестве скачать раскрутку сервера кс скачать раскрутка сервера кс 1.6 раскрутка сериалв hd программа раскрутка сервера cs купоны раскрутка программадля раскрутки сервера cs 1.6 раскрутка сайта саратов раскрутка сообщенийв вк раскрутка кандидата 4 буквы Кстати, я не убежден, что шары вправду когда-нибудь кидали. В Древней Греции, в Афинах, соучастники экклесии, или народного собрания, голосовали по доли принятия законов, объявления борьбы или заключения решетка и иных решений опусканием в ящик белоснежных и темных камней. Черные камешки – голосование против. Сохранить fgdgfgdfgdfg

Вы здесь » seo » раскрутка сайта